суббота, 13 мая 2017 г.

Обреченные на отстой

Обреченные на отстой

Александр Храмчихин

Перепективы развития современной России и большинства стран СНГ вызывают большие сомнения. Выходов из глубокого периферийного состояния для большинства постсоветских стран практически не наблюдается.
 
 
Стабилизация нынешней правящей группировки в России, если таковая благополучно осуществит операцию «Преемник», подтвердит тенденцию латиноамериканизации как самой России, так и всего СНГ, их превращения в еще одну мировую периферию — наряду с Латинской Америкой и Африкой.
Причины периферийности стран бывшего СССР за исключением стран Балтии очевидны: во-первых, они обусловлены характером правящих режимов (авторитарно-тоталитарных клептократий с разной степенью имитации демократических процедур), во-вторых, — чисто ресурсной ориентацией экономики. Две трети стран СНГ живут за счет трубы: от экспорта нефти и/или газа (Азербайджан, Туркмения, Узбекистан); от их транзита и переработки (Украина, Белоруссия, Грузия); от того и другого сразу (Россия, Казахстан). Кто не имеет трубы (Армения, Молдавия, Киргизия, Таджикистан), тот вообще не живет. Армению, впрочем, частично спасает огромная диаспора. Включение таких стран в какие-либо внешние системы представляется практически нереальным. В США, видимо, ещё при нынешней администрации поймут, что политика насильственной демократизации других стран себя не оправдывает, после чего вернутся к старой, проверенной, прагматичной политике двойных стандартов: кто с нами — тот и демократ, даже если он ест своих подданных живьем. Причем примеры Украины и Грузии могут оказаться для Вашингтона не менее, а, возможно, даже более разочаровывающими, чем пример Ирака. Европа тем более не имеет ни желания, ни ресурсов для проведения политики демократизации даже тех стран СНГ, которые граничат с ЕС. Сейчас для Брюсселя серьезная проблема — как вежливо объяснить Киеву, что в Евросоюз его не примут никогда? Остальным даже и объяснять не будут, и так все ясно.

Часть стран СНГ могла бы быть вовлечена в исламский проект, если бы таковой существовал. Исламский мир, как известно, чрезвычайно мозаичен, в нем имеют место огромные внутренние противоречия. При этом, разумеется, проникновение радикального ислама в Россию, Закавказье, Центральную Азию и даже в Крым будет продолжаться, это может привести к серьезной дестабилизации обстановки в данных регионах, в худшем случае — к гражданским войнам и распаду некоторых стран, и, как следствие, к еще большему углублению периферийности. Лишь Китай продолжит свою тихую экспансию в Россию и Центральную Азию. Он не несет никакой «великой миссии», а просто хочет забрать территории и ресурсы, сначала де-факто, а потом де-юре. Что также приведет к дальнейшей деградации стран СНГ.
Выбраться из такого положения «своими силами» постсоветским странам будет очень непросто. Как показывает пример той же Латинской Америки (например, Аргентины и Венесуэлы), подобная политико-экономическая система ведет лишь к безнадежному отставанию от Запада по всем параметрам — по уровню и качеству жизни населения, по его интеллектуальному потенциалу, по темпам роста экономики. Обратных примеров, увы, не выявлено. Даже европейские страны при сырьевой ориентации экономики начинают деградировать (отсюда термин «голландская болезнь»), про остальные и говорить нечего. Возможность смены власти легальным путем отсутствует, поскольку все демократические процедуры в странах СНГ служат формальной оболочкой. Демократические эксперименты в России и на Украине закончились приходом к власти клептократий, причем на Украине «оранжевая революция» ситуацию не изменила: в ближайшие годы эту страну ожидает либо клептократия с новыми лицами, либо «расползание» страны из-за полной потери управляемости. В Молдавии демократия привела к победе коммунистов (правда, весьма вегетарианских), в Белоруссии — к карикатурной «мини-Совдепии», в Киргизии и Грузии — к полному хаосу. Нечто похожее на демократию с сильным военным оттенком имеет место в Армении, которая, впрочем, всегда будет периферией из-за своего геополитического положения — спасибо советско-кемалистскому договору 1921 года. В остальных странах демократия, по большому счету, даже не имитируется, здесь всегда были недемократические режимы, от относительно мягких и цивилизованных азербайджанского и казахского, до откровенно пещерного туркменского.
Неким исключением на сегодняшний день представляется Казахстан — единственный сейчас пример в СНГ авторитарной модернизации, а не чистого воровства в интересах правящей группировки. Казахстанская демократия, как и в других странах СНГ, остается чисто имитационной, но руководство Казахстана пытается использовать свою власть и природные ресурсы страны не только для личного обогащения, но и для проведения достаточно амбициозных социально-экономических реформ, имеющих целью вывести страну в группу мировых лидеров. Впрочем, эта страна, как и Армения, испытывает сложности с геополитическим положением, которое само по себе делает ее периферийной и заставляет перманентно маневрировать между Москвой, Пекином и Вашингтоном. При этом китайская экспансия угрожает Казахстану даже больше, чем России, поскольку его военные возможности гораздо ниже российских и совершенно несопоставимы с китайскими.
Возможность внутренней эволюции режимов или их революционной смены, как показывает латиноамериканский опыт, невелика. Эволюция может привести лишь к появлению разных форм популизма, что ведет к дальнейшему усугублению ситуации. Об этом свидетельствует нынешняя «левая волна» в Латинской Америке с наиболее яркими проявлениями в Венесуэле и Боливии. Пожалуй, единственное, исключение — Чили. В момент очередного политического кризиса вместо революций в таких странах обычно бывают перевороты, меняющие правящую верхушку, но не затрагивающие суть режима. Кроме того, как это не парадоксально, подобного рода режимам не хватает жесткости для того, чтобы довести дело до революции. Если страна «запаяна наглухо», как это было в СССР, у людей практически нет возможности для самореализации, это неизбежно ведет к взрыву — вопрос только во времени. В Латинской Америке и в странах СНГ (кроме Туркмении и Узбекистана) у людей несравненно больше личной свободы, чем в откровенно тоталитарных странах, и гораздо больше возможностей для того, чтобы вообще не встречаться с государством: уйти в эмиграцию, внешнюю или внутреннюю. Большинство «пассионариев» пользуются этими возможностями, поэтому критической массы для взрыва — «гражданского общества» — не возникает: режим может тихо гнить десятилетиями. Страна лишается всяких шансов на прорыв, поскольку для него не остается человеческого потенциала, и если нет какого-то сильного внешнего воздействия, она продолжает как бы нормально и стабильно существовать. Впрочем, стабильность носит кладбищенский характер, но, увы, при нынешних тенденциях практически все страны СНГ ждет именно такая перспектива. Сильное внешнее воздействие (агрессия, в т.ч. в невоенных формах, падение цен на энергоносители) может привести к быстрому краху не только режима, но и страны. Тем более что возможности для распада заложены почти во все страны СНГ, включая даже микроскопические Грузию, Таджикистан и Киргизию.
Поломать систему, видимо, сможет только некий мощный «пассионарий» (или группа «пассионариев»), который не захочет эмигрировать, а проявит волю к тому, чтобы изменить страну, сплачивая вокруг себя единомышленников. Возможно ли появление подобной силы в России и других странах СНГ, под какими лозунгами они выступят, не нейтрализуют ли их тем или иным способом на дальних подступах к власти — отдельная тема.
Автор - заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий