суббота, 22 сентября 2018 г.

Руские генералы не знают, как выкрутиться из Ситуации с Ил-20

http://svpressa.ru/war21/article/210913/?utm_source=24smi&utm_medium=cpc&utm_term=2337&utm_content=1846224&utm_campaign=573

Обстоятельства трагедии прокомментировал «Свободной прессе» экс-начальника зенитно-ракетных войск ВВС РФ генерал-лейтенант Александр Горьков.

— Для того, чтобы такое произошло, надо полностью потерять контроль над воздушным пространством. Кроме того, надо полностью потерять управление силами и средствами.
«СП»: — Поясните, пожалуйста.
— Существует система опознавания «свой-чужой». Ил-20 — это специальный самолет, маршрут полета которого известен на всех уровнях управления силами ПВО. Чтобы его сбить, нужно выйти за рамки всех существующих правил, принятых в ПВО.
Прежде, чем нажать кнопку пуска, операторам сирийского зенитно-ракетного комплекса следовало запросить государственную принадлежность цели. Например, израильтяне или французы выглядят для сирийских ПВО как «чужие». Вот их могли сбить. А «своего»…
«СП»: Человеческий фактор? Недостаточная квалификация расчетов сирийских ПВО?
— Самостоятельное принятие решения по обстрелу самолета на командира самого нижнего звена не возлагается. Он должен запросить разрешения у вышестоящего. Тот — у еще более вышестоящего.
В С-300 или С-400, чтобы осуществить пуск ракеты по самолету, который в автоматическом режиме на электронный запрос отвечает «Я свой», вообще нужно снять блокировку. А для этого нужна команда: «Снимай блокировки и бей».
«СП»: — Так у сирийцев нет С-300 или С-400. У них только С-200. Израильтяне же были против поставок С-300 Дамаску. И Россия пошла им навстречу. Как раз пришло подтверждение Минобороны РФ, что Ил-20 сбит ракетой сирийской системы С-200.
— Вся информация о происходящем в воздушном пространстве всегда стекается на командный пункт соединения. Все средства ПВО работают с учетом этой информации. Если произошло сближение израильских F-16 с нашим Ил-20, то на командном пункте должны были видеть это и принять другое решение.
«СП»: — Какое?
— Например, не давать разрешения на посадку нашему борту. Или наоборот — дать команду уйти в сторону, снизиться, подняться, развернуться и т. п.
К тому же разрешающая способность радиолокаторов С-200 около 100−150 метров. Если произошло сближение нашего и израильского самолета на такую дистанцию, экипаж Ил-20 должен был визуально увидеть истребители и передать информацию о их приближении на землю. И опять-таки должно было быть принято другое решение.
Открывать огонь по самолету, который отвечает, что он свой, да еще если рядом с ним чужие истребители, вгонять в эту кучу «двухсотую» ракету…
Понятно, что бой скоротечен. Вдруг появилась крупная отметка — хорошая цель для ПВО. Ну, и врезали. А те — истребители, рассыпались. Остался один наш Ил-20.
Закончилось тем, чем это и могло закончится. Общая система управления тут не сработала. Серьезная ошибка. Теперь надо разбираться.
Главный редактор портала Military Russia Дмитрий Корнев, допускает, что расчеты сирийских ПВО могут быть недостаточно квалифицированы для четкого выполнения своих задач.

Комментариев нет:

Отправить комментарий