вторник, 8 января 2019 г.

«Авода» – конец игры?

https://detaly.co.il/peres-i-rabin/

«Авода» – конец игры?

В истории мировой политики трудно найти другую партию, которая столь жестоко обходилась бы со своими, ею же избранными лидерами.
Пять лидеров партии «Авода» из тринадцати, руководивших ею с момента основания, покинули ее и продолжили свою деятельность в рамках других партий. Это касается и Давида Бен-Гуриона, основателя Рабочей партии Эрец Исраэль, которая называлась тогда МАПАЙ. В 1965 году он вышел из ее рядов, чтобы основать конкурирующий Рабочий список Израиля (РАФИ).
Шимон Перес, Эхуд Барак, Амир Перец и Амрам Мицна тоже покинули партию, которую им довелось возглавлять. Они почувствовали, что не могут реализовать свои политические устремления, оставаясь членами «Аводы»». Поэтому проблемы их преемника, нынешнего партийного лидера, Ави Габая не удивляют никого.
Вследствие развала длившегося четыре года союза с «Движением» Ципи Ливни, многие убеждены в том, что на предстоящих парламентских выборах «Аводу» ждет сокрушительный провал. Внушительная внутрипартийная группировка фактически пытается сместить Ави Габая с занимаемого им поста.
Где еще столь разрушительным и нелояльным образом относятся к своему лидеру?
Но некоторые в партии «Авода» считают, что на этот раз дело обстоит по-другому. Это не старая Рабочая партия, а Габай, присоединившийся к ней лишь в 2016 году, и уже год спустя возглавивший ее – не просто еще один лидер. Результаты предвыборных опросов, опубликованные на прошлой неделе, сулят «Аводе» лишь семь-восемь мест в кнессете следующего созыва. По мнению некоторых, в случае, если партия сейчас же не избавится от своего лидера, через три месяца ее ждет еще более сокрушительный провал, означающий полное исчезновение с политической арены.
Разумеется, нет ничего священного в существовании той или иной партии – ни одна из них не должна жить вечно. Но «Авода» – не просто еще одна партия. Это – партия, основавшая государство. Она внесла в это больший вклад, нежели сионистское движение, «Хагана» или ЦАХАЛ. Партия была главным инструментом социалистического сионизма, политической и идеологической структурой, созданной Бен-Гурионом и его соратниками в течение десятилетий, предшествовавших 1948 году. Ее организационные структуры стали фундаментом нового государства, обеспечившими функционирование множества учреждений в первые годы его существования.
Но партии «Авода» в том виде, в котором она существовала до 1977 года, больше нет. До тех пор «Авода» практически безраздельно контролировала израильскую экономику, профсоюзы, здравоохранение, культуру и средства массовой информации. За 40 лет, прошедших с тех пор, как Менахем Бегин сменил партию «Авода» у власти, она не смогла изобрести себя заново. Это была слишком большая партия – и для того, чтобы потерпеть полный крах, и для того, чтобы найти себе место на современной, гибкой и быстро меняющейся политической арене.
Амос Оз сказал в 2008 году: «Партия «Авода» находится в конце своего исторического пути, она более не представляет национальную повестку дня».
«Авода» жива до сих пор, но что делать, если Оз окажется прав? В свое время основание и защита молодого государства были национальной повесткой дня и исторической миссией партии. Что делать после того, как эта миссия выполнена?
Это гораздо более глубокая проблема, нежели провал очередного лидера. Может быть, Габай – просто неудачник, оказавшийся в партии «Авода» в тот момент, когда она уже попросту изжила себя? Может быть, она вообще уже скончалась и нуждается лишь в том, кто объявит о ее смерти во всеуслышание?
Габая, новичка партии «Авода», нельзя обвинить в ее катастрофическом упадке. Его предшественники на посту тоже не смогли сформулировать, как должна выглядеть партия в XXI веке. Является ли она левой или центристской? Что должно быть главным в ее политической платформе – израильско-палестинский конфликт или экономическое неравенство?
Амир Перец и Шели Ехимович пытались возродить партию «Авода», как социал-демократическое движение, но это не привлекло симпатии избирателей. После поражения в 1977 году «Авода» выигрывала выборы лишь дважды – в 1992 году под предводительством Ицхака Рабина, и в 1999 году под предводительством Эхуда Барака. (В 1984 году, когда партию возглавлял Шимон Перес, «Авода» набрала больше голосов, чем «Ликуд», но не смогла сформировать коалицию и была вынуждена вступить в правительство национального единства). В 1992 и в 1999 годах «Авода» смогла победить, так как избиратели сочли, что возглавлявшие партию бывшие начальники генштаба заслуживают большего доверия в сфере безопасности.
По сути дела, «Авода» никогда не была по-настоящему левой партией. Находясь у власти, она занималась решением вопросов безопасности. Бен-Гурион был «ястребом», так же, как Голда Меир, Рабин и Перес. Леви Эшколь был центристом – это был единственный премьер-министр от «Аводы», не являвшийся «ястребом». Моше Шарет временно исполнял обязанности премьера вместо Бен-Гуриона, он никогда не возглавлял предвыборный список партии «Авода».
Победа на парламентских выборах в Израиле неизменно связана с решением вопросов безопасности и ответственной бюджетной политикой. На сегодняшний день этим критериям отвечает только Биньямин Нетаниягу. Габай не отвечает им в той же мере, как и его предшественники на посту лидера партии. Если «Авода» хочет когда-нибудь победить на выборах, ей необходимо вернуть себе доверие избирателей в этих вопросах.
До тех пор, пока партию не возглавит человек, способный конкурировать с Нетаниягу в борьбе за звание «Мистер безопасности», она будет пребывать в упадке.
Но «Авода» все еще не обречена на исчезновение. Примерно треть голосов на ближайших выборах достанется центристским партиям – включая движение «Сила Израиля» под руководством Бени Ганца, который еще не высказывался на политические темы. Нет никакой причины, по которой большинство этих голосов не должно достаться партии «Авода».
Избиратели, голосовавшие за «Аводу», руководствуясь племенным инстинктом, за минувшие сорок лет ушли в мир иной. Единственный способ возродить это племя заключается в восстановлении репутации лейбористов, как серьезных претендентов на власть. Сейчас «Авода» не может похвастаться ничем подобным, но и у других партий дела немногим лучше. Нетаниягу – единственный мощный игрок на этой площадке, но это – его личный образ, а не всего «Ликуда».
Лидерство Габая может сыграть роковую роль в судьбе партии «Авода» и спасать предстоящие выборы, возможно, уже поздно. Но у партии все еще есть традиции и институты, способные помочь ей вернуться на политическую арену.
Аншель Пфеффер, «ХаАрец»,

Комментариев нет:

Отправить комментарий