суббота, 29 апреля 2017 г.

«Африканизация земли». Как в Зимбабве и ЮАР национализируют угодья фермеров-европейцев

https://oko-planet.su/politik/politiklist/326738-afrikanizaciya-zemli-kak-v-zimbabve-i-yuar-nacionaliziruyut-ugodya-fermerov-evropeycev.html

«Африканизация земли». Как в Зимбабве и ЮАР национализируют угодья фермеров-европейцев

«Африканизация земли». Как в Зимбабве и ЮАР национализируют угодья фермеров-европейцев
 
 
Когда-то районы на самом юге Африканского континента притягивали европейских колонистов — голландцев, немцев, англичан… Наиболее крупные поселения европейцев возникли на территории современной Южно-Африканской республики (ЮАР). Здесь сформировалась особая нация «африканских европейцев» — буров, появился даже новый язык — африкаанс. Менее многочисленными были поселения европейских колонистов в Южной Родезии. Однако власть белого меньшинства и в Родезии, и в ЮАР приходилась не по нраву черному большинству населения — представителям местных африканских бантуязычных народов. Сформировались национально-освободительные организации, формально считавшиеся социалистическими или коммунистическими, но на самом деле выражавшие интересы племен.
  конце концов, не без поддержки мировой общественности, в 1980 году была провозглашена политическая независимость нового африканского государства Зимбабве. Его премьер-министром, а с 1987 года и президентом стал Роберт Габриель Мугабе — лидер Африканского национального союза Зимбабве (ЗАНУ), победившего на выборах. В отличие от многих других лидеров национально-освободительного движения Южной Африки, Роберт Мугабе ориентировался не столько на Советский Союз, сколько на Китай и Северную Корею. Тем не менее, во внутренней экономической политике Мугабе был весьма прагматичен. Длительное время он предпочитал не трогать белых фермеров, составлявших внушительное меньшинство населения страны и вносивших огромный вклад в ее экономическое процветание. Хотя Мугабе обещал зимбабвийцам провести «национализацию земель», то есть перераспределить собственность белых фермеров в пользу черных крестьян, первые полтора десятилетия своего правления он старался не претворять в жизнь своих обещаний.
Очевидно, что Мугабе — политик тонкий и прагматичный, прекрасно понимал, что без белых фермеров экономика страны быстро «загнется» и Зимбабве, унаследовавшая многие позитивные достижения Южной Родезии, быстро скатится на уровень большинства своих соседей — нищих слаборазвитых государств, совершенно не самостоятельных в экономическом отношении. Зимбабве представляло собой редкое исключение из общей панорамы нищих африканских стран — и основное объяснение тому даже не богатые природные ресурсы (не менее богаты ресурсами и многие другие страны Африки, как например Сьерра-Леоне или Нигер, которые, тем не менее, существуют в крайней нищете), а наличие «белого» сектора экономики. Свыше 70% зимбабвийских земель и после провозглашения независимости страны продолжало оставаться в руках белых фермеров — англичан, немцев, буров. Естественно, что это вызывало негативную реакцию у многих ветеранов национально-освободительной борьбы, считавших себя обделенными. Но до определенного времени Роберт Мугабе не позволял трогать белых фермеров. И их не трогали — до середины 1990-х годов они чувствовали себя в Зимбабве вполне спокойно, хотя, разумеется, их положение уже не шло в сравнение с тем, каким оно было во время существования Южной Родезии.
 Вторая половина 1990-х годов стала для Зимбабве началом «черной полосы» в современной истории. В стране ухудшилась экономическая ситуация, появилась достаточно активная оппозиция, недовольная пятнадцатилетним пребыванием у власти Роберта Мугабе. В этих условиях глава государства нуждался в поддержке со стороны большинства населения, самой активной группой которого были ветераны национально-освободительной борьбы — люди, имевшие реальный боевой опыт и готовые по указанию своих лидеров перейти к насильственным действиям против любого, на кого укажут «хозяева». Удовлетворить чаяния беднейших слоев зимбабвийского населения Мугабе мог только одним путем — национализировать земли у белых фермеров. Спустя двадцать лет после провозглашения независимости та самая национализация земли, о которой Мугабе говорил еще в 1980 году, становилась реальностью.

Проведение аграрной реформы было назначено на февраль 2000 года. В ее осуществлении Роберту Мугабе потребовалась помощь «общественников» — и она пришла. Главной движущей силой «африканизации» зимбабвийских сельскохозяйственных земель стала Ассоциация ветеранов борьбы за независимость — военно-политическая организация, которая получила от президента страны особые привилегии. Напомним, что Ассоциация демобилизованных бойцов ZANLA (военное крыло партии ZANU) и ZIPRA (военное крыло партии ZAPU) была создана сразу же после провозглашения государственного суверенитета Зимбабве — в 1980 году. Она объединила свыше 30 тысяч человек, принимавших участие в национально-освободительной войне в Южной Родезии в качестве командиров, политработников, рядовых бойцов. Поскольку членами Ассоциации были практически все руководители и старшие офицеры зимбабвийских силовых структур, она получила неограниченную поддержку со стороны армии и полиции. Роберт Мугабе создал специальное Министерство по делам ветеранов, прекрасно понимая, что именно вчерашние бойцы за независимость являются его главной и самой надежной опорой. Именно членам Ассоциации ветеранов и предстояло претворять в жизнь аграрную реформу, благо для этого у них имелись все необходимые ресурсы — агрессивность, боевой опыт, готовность к насильственным действиям, оружие и, что самое главное, поддержка со стороны зимбабвийской власти.
Пост председателя Ассоциации ветеранов борьбы за независимость в феврале 2000 года занимал зимбабвийский политик Ченджераи Хунзви (1949-2001), также известный под вполне говорящим прозвищем «Гитлер». Выходец из крестьян народности шона, Хунзви приходился соплеменником самому Роберту Мугабе. По словам «Гитлера», в юности, в шестнадцатилетнем возрасте, он участвовал в национально-освободительной борьбе, был партизаном. Однако на самом деле история реального участия Хунзви в национально-освободительной борьбе очень туманна. Зато известно, что в 1974 году 25-летний родезиец Ченджераи Хунзви уехал в Европу — продолжать образование. Он учился в Румынии и Польше — тогда социалистических странах, получил диплом о медицинском образовании. Больше, чем медицина, Хунзви привлекала политическая карьера и он вполне благополучно подвизался на дипломатическом поприще, выполняя обязанности представителя ЗАПУ в Польской Народной Республике, а в 1979 году -одного из представителей повстанческого движения народов Южной Родезии на Ланкастерхаузской конференции в Лондоне, во время которой при посредничестве Великобритании шли переговоры между \ правительством Зимбабве-Родезии и повстанческими движениями ЗАНУ и ЗАПУ.

В Зимбабве Ченджераи Хунзви вернулся только в 1990 году, спустя десять лет после провозглашения политической независимости, и вспомнил о своем дипломе — стал работать врачом в Центральной больнице Хараре, позже сумел открыть собственную частную клинику в Будириро. В Зимбабве Хунзви вступил в Ассоциацию ветеранов борьбы за независимость и, хотя в отличие от многих высокопоставленных бывших партизан, о фактах личного участия Хунзви в партизанской борьбе были весьма противоречивые и отрывочные сведения, он сумел сделать в Ассоциации головокружительную карьеру и стать ее председателем. Сыграл свою роль ораторский дар Хунзви и умение убеждать людей. На роль лидера «Гитлер» подходил куда больше, чем любой другой активист Ассоциации. В 1997 году Ченджераи Хунзви занял пост председателя Ассоциации. Он тут же приступил к активному лоббированию интересов ветеранов. В частности, Хунзви начал кампанию за выплаты ветеранам национально-освободительной борьбы единовременного пособия в размере 4000 долларов США и ежемесячных государственных пособий в 2000 долларов США. Также Хунзви потребовал распространить ветеранские льготы на женщин, не участвовавших в боевых действиях, но являвшихся информаторами национально-освободительного движения. Конечно, таких баснословных по меркам Зимбабве сумм, о которых заявлял Хунзви, никто ветеранам платить не стал, но выплаты единовременного пособия в 2500 долларов США и ежемесячных пособий в 100 долларов США стали реальностью. Так Ченджераи Хунзви получил еще большую популярность среди ветеранов национально-освободительной борьбы, а по финансовой системе страны был нанесен серьезный удар — ветеранов и связанных с борьбой за независимость людей в Зимбабве достаточно много и чтобы платить им регулярные пособия, требовались немалые по меркам этой страны суммы. Получить их и предполагалось за счет ограбления белых фермеров.

Идея национализации собственности, принадлежащей представителям других расовых групп, в новейшей истории Африканского континента реализовывалась неоднократно. Так, угандийский диктатор Иди Амин Дада под теми же лозунгами «африканизации экономики» разграбил собственность многочисленной индийской диаспоры, которая играла важную роль в экономической жизни Уганды. В Ливии Муаммаром Каддафи была осуществлена национализация собственности европейцев. Поэтому Роберт Мугабе не был первопроходцем в области перераспределения собственности европейских или азиатских предпринимателей в пользу африканского населения. Поскольку действовать руками армии и полиции Мугабе стеснялся, ведущую роль в национализации земель предстояло сыграть военизированным отрядам Ассоциации ветеранов, которыми и командовал вчерашний врач Ченджераи Хунзви по прозвищу «Гитлер».

В начале 2000 г. Ченджераи Хунзви потребовал ускорения перераспределения земельных угодий в пользу ветеранов национально-освободительной борьбы. В противном случае «Гитлер» угрожал кровавой бойней, о чем он сообщил непосредственно королеве Елизавете II как главе Британского содружества. Кстати, сами фермеры — в большинстве своем англичане по национальности — первоначально рассчитывали на заступничество со стороны Великобритании и других стран Европы. Действительно, британское правительство Тони Блэра подвергло политику Роберта Мугабе жесткой критике и организовало исключение Зимбабве из Британского содружества сроком на один год. Кроме того, Евросоюз ввел санкции против Роберта Мугабе и ряда других высокопоставленных деятелей зимбабвийского правительства, арестовав их банковские вклады и запретив въезд в Европу. Но эти меры не привели к изменению политики «африканизации земель». В Зимбабве начались массовые нападения на белых фермеров с целью захвата их имущества. Причем основную часть боевиков Ассоциации ветеранов, разумеется, составляли не ветераны, чей возраст должен был к этому времени составлять хотя бы 35 лет, а подростки и юноши, родившиеся уже после провозглашения независимости. Несмотря на юный возраст, они представлялись ветеранами и беззастенчиво грабили белых жителей Зимбабве. В ограблении фермеров участвовали не только «общественные активисты», но и военнослужащие, и сотрудники полиции. Документально подтверждено множество убийств, причем жертвами последних становились не только белые фермеры, но и чернокожие — наемные работники ферм, с которыми их соплеменники расправлялись без всякого сожаления. За время кампании по национализации земли у белых фермеров было захвачено 4500 ферм. Примерно 30.000 жителей Зимбабве европейского происхождения, опасаясь за свою жизнь и сохранность последнего имущества, были вынуждены покинуть страну.


Но национализация сельскохозяйственных земель не принесла африканскому населению Зимбабве желаемого благополучия. В результате действий боевиков «Гитлера», зимбабвийская аграрная отрасль оказалась фактически разрушенной. Резко снизились производство и экспорт сельскохозяйственной продукции, так как новые владельцы оказались не в состоянии организовать сельскохозяйственное производство и управлять им. Последовало дальнейшее снижение уровня жизни населения страны, но это вызвало лишь обратную реакцию в виде дальнейшего роста националистических настроений и продолжения нападений на оставшееся белое население Зимбабве. Белые родезийцы в массовом порядке стали возвращаться в Великобританию, некоторые переезжали в соседние Мозамбик и Южно-Африканскую республику. Кстати, власти Мозамбика, прекрасно понимая, что приезд белых фермеров может оздоровить сельское хозяйство страны, стали выделять им в аренду (землю здесь продавать запрещено) значительные по площади сельскохозяйственные угодья.

Участие в кампании по национализации земель окончательно превратило Ченджераи Хунзви по кличке «Гитлер» и его боевиков из Ассоциации ветеранов в главную общественную опору Роберта Мугабе. Фактически Хунзви превратился во второго по уровню влияния человека в стране, хотя и не занимал никаких правительственных постов. Но 4 июля 2001 года, в возрасте 51 года, Ченджераи Хунзви скоропостижно скончался. Официально сообщили, что он умер от малярии, неофициальные источники выдвигали в качестве одной из наиболее вероятных версий смерть от СПИДа, очень распространенного на юге Африки. Но не исключена и вероятность того, что от опасного лидера зимбабвийских «штурмовиков» попросту избавились те, кто не желали дальнейшего роста его политического влияния.

Однако, несмотря на то, что для Зимбабве избавление от белых фермеров стало сильнейшим ударом, приведшим к серьезному кризису в аграрной отрасли, пример «африканизации земель» оказался заразительным. Так, в июне 2016 г. в Южно-Африканской республике был принят закон, в соответствии с которым белые фермеры должны продавать земельные участки коренному населению по фиксированной цене, без возможности отказа от сделки или торга. Так южноафриканские власти решили ускорить передачу земельных угодий от белых фермеров черным крестьянам. Как и в Зимбабве, в ЮАР еще в 1990-е годы началось массовое движение за возвращение земель африканским крестьянам. Оно также сопровождалось насилием. Только за период с 1997 по 2007 гг. были убиты 1248 белых фермеров и трудившихся на их фермах наемных работников африканского происхождения. Резко увеличилась белая реэмиграция из ЮАР. В настоящее время жители ЮАР европейского происхождения уезжают в Европу, Австралию или Новую Зеландию.

Автор Илья Полонский







 
 
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий